Arkadiy (skandinavia) wrote,
Arkadiy
skandinavia

Православие, Норвегия, Россия. Моя беседа с отцом Александром Волоханем из Тронхейма (часть 2)

Наша беседа с русским священником, чьё служение проходит в самом сердце Норвегии, продолжается. Во второй части интервью, которое я взял у отца Александра Волоханя из Тронхейма для портала "Православие.Ru", рассказывается об особенностях восприятия православия норвежцами, русском храме в Стиклестаде и многом другом. В блоге "Скандинавия", напоминаю, публикуется версия с дополнительными фотографиями (первую часть интервью можно прочитать вот здесь).


На российско-норвежской границе. Фото из архива иерея Александра Волоханя


Русский стиль

- Расскажите про выстроенный вами храм святого Олафа Норвежского в Стиклестаде. Знаю, что иногда его называют часовней. Насколько это правильно?

– Изначально это была часовня, выстроенная руками норвежца Ионы, принявшего Православие. Он был простой монах и мог читать акафисты, часы. Тогда это была часовня, теперь – храм, как нам об этом четко и сказал при освящении храма владыка Марк.

– Отец Виталий рассказывал, что в Швеции не всем по душе православная архитектура. Как к русской архитектуре отнеслись норвежцы?

– Они, напротив, настаивали, чтобы это была выраженная православная архитектура (в варианте отца Ионы, того норвежского монаха, храм был без купола), почему купол и был изготовлен – в Москве. Норвежцы хотят, чтобы в будущем мы поставили и над алтарной частью еще один светло-золотистый купол-луковицу; может быть, сделали также пристройку с шатровой колокольней. Никаких препятствий к строительству православного храма в Стиклестаде нет, напротив, местным властям важно привлечь больше туристов, паломников.


Коллективный снимок после службы. Стиклестад, 14 октября 2014 года. Фото из архива священника Игоря Аксёнова

– В Швеции в протестантских храмах часто можно увидеть репродукции иконы Святой Троицы, написанной преподобным Андреем Рублевым…

– Кстати, на одной из последних конференций, организованных и проведенных паломническим центром в Тронхейме, очень многие, те же методисты, положительно отзывались о православной традиции. Многие даже копируют какие-то части православного богослужения, хотя мы-то понимаем, что это еще не всё.

Несколько лет назад епархия Норвежской церкви в городе Ставангер выбрала в качестве своего герба изображение "Троицы" Рублева. Правда, это решение критиковали и православные, и протестанты, хотя каждый по своим основаниям. Не знаю, чем в итоге закончилась эта история.

В Тронхейме, в Нидаросском соборе висит русская православная икона "Спас Нерукотворный". А в пристройке-часовне есть подаренная, по-видимому, сербами икона с Олафом Норвежским и святителем Саввой Сербским.

Особенности национального воцерковления

– В шведском городе Арбуга принявшая Православие семья шведов построила на своем личном участке храм в русском стиле. Встречаются ли активные православные христиане среди этнических норвежцев? И есть ли среди местных православных священников норвежцы?

– Я бы не сказал, что в Норвегии отмечается особый приток приходящих в Православие местных жителей. В университете Осло проводилось социологическое исследование, ученые выяснили, что православными зачастую становятся одинокие люди или же те, кто имеет какое-то отношение к русскому языку, русской культуре.


На строительстве храма святого Олафа Норвежского в Стиклестаде. 2014 год. Фото из архива иерея Александра Волоханя

У нас нет священников Московского Патриархата из числа норвежцев, но самый первый православный приход в Норвегии – приход святого Николая, находящийся ныне в юрисдикции Константинопольского Патриархата, – возглавляет норвежец, отец Йоханнес Йохансен. Однако этот священник часто относится к нам и иным православным приходам в Норвегии довольно критично, являясь последовательным выразителем линии Константинопольского Патриархата про первенство в диаспоре.

– Когда я писал об историческом деятеле отце Александре Рубце как о священнике стокгольмского Преображенского прихода, я с удивлением узнал, что он же был создателем прихода святого Николая в Осло…

– А у нас так, кстати, многое пересекается. Свято-Ольгинский приход в Осло, между прочим, был учрежден на собрании, где председательствовал отец Виктор Лютик из Хельсинки, благочинный приходов Московского Патриархата в Швеции.

Возвращаясь к теме воцерковления норвежцев: по моему опыту, они часто не вполне становятся православными. Дает о себе знать лютеранское наследие: сложно изжить в себе протестантский менталитет, ведь Лютер, как говорят, упразднив папу Римского, сделал каждого папой Римским.


Церковь Бакке Кирке, где проходят православные богослужения. Фото: Аркадий Рябиченко

По многим вопросам они могут не разделять соборное мнение Церкви, например, когда дело касается однополых "браков". Хотя у нас ведь нет, как я говорю, побивания камнями, при этом есть четкое разграничение, что такое Божия правда и что – ее нарушение или искажение.

Вот захотелось норвежцу быть православным священником… Когда меня спросили, готов ли я к сану, я говорил без стопроцентной уверенности: ну, вроде бы могу попытаться, раз оказался призван, но, может быть, я не тот человек, который здесь нужен… Норвежцы многие говорят так: всё, я решил – и буду священником. А некоторые, только перейдя в Православие, говорят: хочу сразу быть монахом. Тот же игумен Климент им советует: подождите, съездите в какой-нибудь монастырь в России, Румынии, Греции, поживите, посмотрите, а не так: я сейчас надену черную мантию и стану монахом. Один такой норвежец в какой-то раскольнической структуре принял постриг, надел на себя монашескую одежду, фотографии свои в таком виде в Интернете разместил… Всё менял юрисдикции (вопрос о послушании и своеволии), под конец пришел вроде бы в каноническую структуру, но с каким противоречивым опытом и надолго ли, с какими базисными установками?!


Празднование Дня святого Олафа (Олсок) 29 июля 2014 года. Фото из архива иерея Александра Волоханя

Я читал на сайте наших приходов в Великобритании, что принимающих Православие англичан стало меньше. Одно дело – любить красивые обряды и пение, но есть ведь еще такие вещи, как Истина, верность, отвержение себя, послушание, смирение, глубокое принятие для себя всецелой церковной жизни. Я не про всех новообращенных говорю, но и из своего опыта скажу: для многих на Западе это оказывается неподъемным камнем.

Чтобы не прекращалась молитва

– Отец Александр, расскажите, пожалуйста, о церковном здании протестантской Бакке Кирке. Как представители Норвежской церкви относятся к тому, что в их храме проходят православные богослужения?

– Этому храму в 2015 году исполнилось 300 лет. Центральный вход в храм, древние ворота, система замков – всё здесь историческое. Здание мы используем уже почти девять лет, и за это время с нас не попросили ни одной кроны. Это – жест доброй воли со стороны Норвежской церкви, за что мы им искренне признательны.


Отец Александр возле элементов сборно-разборного иконостаса. Фото: Аркадий Рябиченко

Ситуация похожа на ту, что была у народа Израильского, когда он шел через пустыню Египетскую. У нас есть своя "переносная скиния" – это иконы, кресты, подсвечники, сборно-разборный иконостас. Все эти предметы хранятся на галерее храма и в подвале, мы их собираем и устанавливаем перед каждым богослужением и убираем после. Как говорят и норвежцы, и русские, храм становится неузнаваемым: самый настоящий православный храм. Скамейки, правда, мы не можем убрать: они прикручены к полу. На балконе мы смастерили колокольню, где дети могут звонить до и после службы, а в храме постоянно висит подаренная приходу икона святого Олафа.

В постоянное пользование нам отдали подвал, где вполне можно было бы сделать православный храм в крипте, как в римских катакомбах или пещерных монастырях, но из-за того, что помещение оборудовано устаревшей вентиляционной системой, пожарная инспекция запретила нам использовать его для богослужений. А установка новой вентиляции стоит около 1 миллиона норвежских крон, которых у нас нет. Так что в подвале храним иконы, подсвечники. Здесь же проходила внебогослужебная жизнь, чаепития, оборудован библиотечный уголок.


В библиотечном уголке проходят занятия воскресной школы. Фото: Аркадий Рябиченко

– Сколько всего человек постоянно участвует в жизни прихода?

– Из муниципалитета Тронхейм зарегистрировано примерно 200 прихожан, но поскольку наш приход охватывает также области Центральной и Северной Норвегии, число зарегистрированных у нас прихожан приближается к 1000 человек. Но регистрация – это отдельная тема. Надо достучаться до человека, найти его, не каждый соглашается заполнить анкету… А государство определяет размер субсидии религиозным группам только по числу зарегистрированных прихожан. Не все еще, к сожалению, осознают важность регистрации своего членства в приходе для финансовой поддержки православного прихода Анны Новгородской норвежским государством.

– Вы также одно время окормляли русских поселенцев на Шпицбергене…

– На Шпицбергене издавна имеется русское присутствие. Мы периодически совершаем в городе Баренцбург богослужения для наших соотечественников. Когда в 2008 году там разбился вертолет, я совершал панихиду. В Баренцбурге постоянно проживает множество шахтеров из России и Украины, и у них есть потребность в духовной пище. Там выстроена часовня, а часть культурного центра оборудована под храм с иконостасом, церковной утварью.

Отец Александр в Бакке Кирке. Фото: Аркадий Рябиченко

– Я знаю, что в местечке Нейден стоит сложенная руками святого Трифона Печенгского часовня, и там же, недалеко от Киркенеса, есть пещера, в которой, по преданию, молился этот русский подвижник. Доводилось ли вам там бывать?

– В пещере этой я не бывал. Насколько мне известно, часовня фактически принадлежит представителям Константинопольского Патриархата, которые ежегодно проводят там памятные службы, но нас туда не очень-то приглашают. Когда я приезжал в Киркенес в 2014 году на празднование 70-летия освобождения советскими войсками Восточного Финнмарка, хотел посетить часовню, но она была закрыта. По моему пониманию, если Трифон Печенгский – это просвещавший Норвегию русский святой, то Русская Православная Церковь имеет право присутствовать на службе в часовне, как и организовывать ее. Тут просто надо без всяких амбиций по поводу первенства.


Нидаросский собор, Тронхейм. Фото: Аркадий Рябиченко

У нас, между прочим, храм в Стиклестаде открыт для всех православных юрисдикций. Все, кто принадлежит к каноническим структурам, могут обращаться и проводить богослужения.

Святой Трифон – один из немногих православных святых, имеющих отношение и к Норвегии, и к России. Да, мы говорим про Анну Новгородскую, но она больше связана со Швецией.

– Отец Александр, о том, как вы печетесь о захоронениях советских военнопленных, пишут многие норвежские и российские СМИ. Расскажите, пожалуйста, об этой стороне своего служения.

– Мы совершаем заупокойные службы на могилах советских военнопленных, погибших в Норвегии в годы Второй мировой войны. И это вызывает положительный резонанс, норвежцы очень рады. У нас в Тронхейме есть кладбище, где захоронено 70 военнопленных из СССР и десятки из Югославии, мы там служим регулярно. К северу от города также находится бывший концлагерь "Фальстад", мы стараемся там бывать ежегодно. 8 мая, в День освобождения Норвегии, местные ветераны, военные, школьники, Норвежская церковь организуют возложение цветов. Мы тоже возлагаем цветы, а потом совершаем заупокойное богослужение.


"Guds Aleksandr" ("Божий Александр"). Норвежские газеты часто пишут про отца Александра Волоханя. Фото: Аркадий Рябиченко

Не менее четырех лет назад я начал ездить также на остров Тьётта, где похоронено более 8000 советских солдат. Это – самое массовое захоронение, в годы "холодной войны" туда в обстановке строжайшей секретности были перевезены останки советских воинов со всей Северной Норвегии. Нередко прежние могилы, для того чтобы туда не могли приехать родственники погибших из СССР, сравнивали с землей, хотя ряд сохранился до сегодняшнего дня. Перезахоронение получило секретное название Операция "Асфальт". В 2014 году я принимал участие в проходившей в Центре Пера Дасса (это известный норвежский священник, помогавший Сопротивлению) конференции, посвященной гибели корабля "Ригель". Выступавшие на конференции норвежцы, как и большинство ученых-историков, говорили, что операция "Асфальт" – одна из самых грязных страниц норвежской истории.

Я бывал в некоторых местах в Норвегии, где после операции "Асфальт" даже сохранились могилы, хотя останки вроде бы перезахоронены.

По сути, я сейчас служу панихиды по погибшим советским воинам во всех тех местах, где бываю: в Нарвике, Тромсё, Альте, Му-и-Рана, в норвежском Заполярье. В Му-и-Рана, кстати, местные жители не дали перезахоронить останки, это единственное подобное место в Норвегии. Когда мы совершаем заупокойные богослужения, собираются наши православные, русские и другие соотечественники из диаспоры, и я считаю это важной частью для сохранения исторической памяти.


Отец Александр показывает элементы сборно-разборного иконастаса. Фото: Аркадий Рябиченко

– Как относятся к России и русским норвежцы?

– У нас всё-таки получше ситуация, чем в соседней Швеции, где дает о себе знать исторический страх перед Россией. Норвежский король в своей речи в Киркенесе в октябре 2014 года, напротив, подчеркнул, что Норвегия и Россия находятся в числе тех немногих стран Европы, которые никогда друг с другом не воевали. Так что к нам здесь на уровне простых людей относятся нередко, правда и не всегда, позитивно (не берем последние события), хотя СМИ создают все же чаще отрицательный образ России.

– То есть одно дело, что говорят политики, и другое – что простые люди?

– Я общался с простыми норвежцами во время торжеств 2014 года, по пути из Киркенеса в пещеру Бьёрневаттен, где во время войны спрятались 3500 человек – всех их спасли от неминуемой гибели наши советские солдаты. Я спрашивал их о том, как они относятся к русским, и очень многие отзывалось положительно – позитивное отношение передалось им от отцов, дедов.

Со священником Александром Волоханем
беседовал Аркадий Рябиченко


3 марта 2016 г.


Пожертвования на нужды прихода святой Анны Новгородской в г. Тронхейме (Норвегия)

[Счёт для пожертвований на приходскую деятельность]Hellige Anna menighet
Счет № 42120240425 в SpareBank 1 MSN
IBAN: NO36 4212 0240 425
SWIFT/BIC: SPTRNO22


[Фонд строительства храма в Тронхейме]Hellige Anna menighet
Счет №42120245400 в SpareBank 1 MSN
IBAN: NO56 4212 0245 400
SWIFT/BIC: SPTRNO22




Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Tags: #spitsbergendream, Вторая мировая война, Нейден, Норвегия, Скандинавия, Тронхейм, Финнмарк, Шпицберген, идентичность, история, норвежский язык, норвежцы, отец Александр Волохань, православие, святой Олаф Норвежский

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments