Arkadiy (skandinavia) wrote,
Arkadiy
skandinavia

Categories:

Шведский жупел детской бедности

Скандал, разгоревшийся в Швеции вокруг кампании «против детской бедности», нанёс серьёзный удар по репутации негосударственных организаций. Казалось бы, о какой «детской бедности» можно говорить в обеспеченной стране, где идея соблюдения прав детей фактически доведена до абсурда? Однако шведские политики и «защитники прав детей» заработали на новой теме немало дивидендов, прежде чем разразился скандал.

"Пятничное наслеждение". Творчество шведских социал-демократов. Источник: http://www.socialdemokraterna.se/barnfattigdom
Осенью 2010 года оппозиционная Социал-демократическая рабочая партия Швеции (СДРПШ) вновь потерпела неудачу на парламентских выборах. Новый партийный лидер Хокан Юхольт (Håkan Juholt), заступая на свой пост, назвал «детскую бедность» одной из приоритетных тем для Швеции. Это произошло весной 2011 года. К теме «детской бедности» Юхольт вернулся в июле этого же года, выступая на Альмедаленской политической неделе на острове Готланд.

В конец своей речи главный социал-демократ Швеции показал слушателям небольшую книжицу, озаглавленную «Обычный день». Юхольт призвал шведов отложить в сторону детективы и обязательно прочитать «самую важную книгу этого лета», посвящённую «детской бедности».




Хокан Юхольт. Фото: aftonbladet.se

В начале 2012 года, после ряда скандалов, Хокан Юхольт был вынужден покинуть пост председателя СДПРШ, тогда как «детская бедность» до сих пор живёт самостоятельной жизнью в шведском информационной пространстве. И если в 2010 году словосочетание «детская бедность» встречалось в СМИ 290 раз, то в 2011 году эти слова появлялись в теле - и радиоэфире, а также на страницах газет уже 2670 раз!

И вот 16 января 2013 года журналисты известной своими разоблачающими расследованиями передачи шведского телевидения SVT «Уппдраг Гранскнинг» посвятили «детской бедности» первый выпуск нового сезона.

Фото: svt.se
Журналист Янне Йосефссон (Janne Josefsson) встретился с руководством трёх негосударственных организаций, ставшими основными проводниками нового понятия в сознание масс.

Шведское подразделение организации Save the Children International, действующее под названием «Рэдда Барнен» (Rädda Barnen, Спасём детей) начала свою информационную кампанию «Black» одновременно с выступлением Юхольта. Но и до этого, своими отчётами и кампаниями, «Рэдда Барнен» готовила почву уже в течение десяти лет, говорит Йосефссон.

Главным объектом скандала, развернувшегося через полгода, стал подготовленный в рамках акции «Black» видеоролик. - В Швеции есть бедные дети – утверждает закадровый голос – И отрицать это – постыдно.


Кадр из видеоролика "Рэдда Барнен", посвященного детской бедности. Источник: svt.se
Авторы видеоролика из «Рэдда Барнен» также назвали конкретные цифры, призванные повергнуть в шок телезрителя: в современной Швеции, оказывается, в бедности живёт 220 тысяч детей. Родители 250 тысяч детей имеют низкие доходы и потому получают социальное пособие.

По каким критериям активисты «Рэдда Барнен» отнесли сотни тысяч детей к числу бедняков? Бедные дети, по мнению авторов видеоклипа, – это те, кто вынужден носить зимой летнюю одежду, и не могут наесться досыта. - Каждый десятый ребёнок живёт в бедности – и это три ребёнка в каждом школьном классе – резюмирует беспристрастный голос за кадром.

Выходит, если верить пропаганде «защитников прав детей» из «Рэдда Барнен», в Швеции, знаменитой на весь мир благодаря своему «государству благоденствия», недоедающие и мёрзнущие дети - самое обычное явление. Такое беспочвенное заявление шведское общество принять не смогло. Неудивительно, что уже через полгода кампания «Black» была прекращена.

Между тем, единомышленники активистов «Рэдда Барнен» - участники организации «Майбломман» дополнили образ шведского малыша-бедняка ещё одним ярким штрихом. Как утверждается в книге «Обычный день», один из важных критериев бедности семьи – это отсутствие у родителей денег на покупку очков для детей, когда те перестают различать написанное на школьной доске.

- 26 тысяч детей в современной Швеции не имеют возможности купить очки, – патетически восклицал Юхольт во время своего выступления на Готланде.

- Каким образом Вы узнали, что дети живут в описываемых условиях? – спрашивает журналист Йосефссон у одной из активисток кампании, писателя Суссанны Алаковски (Sussanna Alakovski). Алаковски - бывший социальный работник, она читает лекции, ведёт блог и востребована шведскими СМИ. Писательница отвечает, что общается с людьми самых разных профессий. Однако на вопрос о том, интересовалась ли она величиной их доходов, Алаковски отвечает отрицательно. Когда журналисты «Уппдраг Гранскнинг» попытались выйти на связь с мамой, чьё письмо Алаковски цитировала на страницах одной из ведущих газет Швеции, у них ничего не вышло. Йосефссон и его коллеги обратились также к представителям Шведской церкви, социальным работникам, учителям – и никто из них не поддержал того описания «детской бедности», которые даёт модная писательница в своих сочинениях.

Агнета Олунд (Agneta Åhlund), руководитель шведских программ национального отделения «Рэдда Барнен» также уверяет журналиста что всё, о чём говорилось в материалах кампании «Black» – правда. Члены её организации регулярно встречаются с детьми, живущими в условиях бедности. При этом подробности о своей бедной жизни люди говорят неохотно, поскольку им стыдно – объясняет она.

Однако Олунд признаёт, что не всё было гладко с «Black». Видно, что Агнета Олунд волнуется и с трудом скрывает свою растерянность. - Это не та кампания, которую мы хотели бы продолжить, – объясняет она Йосефссону. - В видеоролике говорится о сотне тысяч детей, которые не наедаются досыта и носят летнюю одежду зимой. Это правдивая картина? – интересуется журналист у руководителя шведских программ филиала «Рэдда Барнен». – Нет, все 240 тысяч детей не могут находиться в подобной жизненной ситуации, - признаёт Олунд, и тут же добавляет, что это касается некоторых из них. - Но я не могу назвать число таких детей – говорит она.

- Как тогда можно было делать подобные заявления? – недоумевает Янне Йосефссон. Это было сделано для того, чтобы описать жизненную ситуацию, в которой оказываются дети, разъясняет Агнета Олунд. Она добавляет что основной целью кампании было донесение до широких масс того, как некоторые шведские семьи стыдятся, своей бедности.

- Как же можно было вообще начинать такую акцию, не узнав предварительно точных цифр? – вопрошает Йосефссон. Ответом становится философское признание Агнеты Олунд в том, что кампании организации «Рэдда Барнен» не всегда бывают удачными.

В отличие от Олунд, генеральный секретарь «Рэдда Барнен» Элисабет Далин (Elisabeth Dahlin) уверена в правильности кампании на сто процентов. Она не отвечает на вопрос Янне Йосефссона о том, кто из руководства организации дал одобрение кампании «Black». От возможных ошибок никто не застрахован, кроме того как раз в этот момент организация претерпевала структурные преобразования; также негативно мог сказаться сезон отпусков. Далин заявляет, что никогда не комментирует действия своих подчинённых и совсем не обязана вникать в каждую деталь кампаний наподобие «Black».


Обложка книги "когда денег не хватает". Фото: svt.se
Руководство организации «Брис» (Barnens rätt i samhället, Права ребёнка в обществе) также приложило руку к внедрению образа бедного шведского ребёнка в общественное сознание. В ходе информационной кампании «Когда денег не хватает» (När pengarna inte räcker) «Брис» была подготовлена одноименная книга, где интервью бедных детей из неразвитых африканских стран перемежались с рассказами шведских детей об их трудностях. Таким нехитрым способом до сознания шведов доносилась простая идея: дети в Швеции живут в такой же бедности, как и их ровесники в Мозамбике.

Разговор Йосефссона с Генеральным секретарём «Брис» Каттис Альстрём (Kattis Ahlström) закончился неожиданно. Альстрём фактически признала, что понятие «детская бедность» себя скомпрометировало. Термин этот, по её мнению, вполне можно заменить на «социальная и экономическая уязвимость».

Мы сфокусировали наше внимание на том, что происходит с идентичностью детей – так объяснение Каттис Альстрём причину, почему шведских детей нужно было сравнивать именно с детьми из Мозамбика. Бедность в разных странах никак нельзя сравнивать каким-то иным образом, добавляет она.

Но Янне Йосефссона такое объяснение, разумеется, не удовлетворяет. - Сколько детей было опрошено во время исследования? – напрямую спрашивает он руководителя «Брис». Альстрём на секунду задумывается и называет цифру: четырнадцать человек(!). Однако генеральный секретарь не в силах ответить, сколько из этих четырнадцати детей заявила о нехватке еды.

- Во всяком случае, их было несколько человек, – говорит она. - Но ведь вы основывали ваши выводы на этих данных – непреклонен Йосефссон. - Для нас это несущественно – сколько их было: 50, 500 или 5000 детей, – рубит с плеча Альстрём.

Организация «Майбломман» (Majblomman, майский цветок), как уже упоминалось выше, в своём описании шведской «детской бедности» делает акцент на отсутствии денег на покупку очков. В разговоре с Йосефссоном генеральный секретарь «Майбломман» Лена Хольм (Lena Holm), подобно Агнете Олунд, с трудом могла скрыть волнение и страх.

Журналист приводит Хольм данные из рапортов её собственной организации: число бедных детей, нуждающихся в очках, меняется от отчёта к отчёту, противореча друг другу.

- Можем ли мы полагаться на эти цифры? – спрашивает Йосефссон у Хольм. Руководитель «Майбломман» ссылается на некую «методологическую ошибку», допущенную во время проведения исследования, но наотрез отказывается сообщать «Уппдраг Гранскнинг» в чём эта ошибка заключалась.

После того как результаты исследований, которые проводила для «Майбломман» компания «Новус», не устроили Хольм и её коллег, рассказывает Йосефссон, организация обратилась к государственной компании «Сифо», также занимающейся исследованиями общественного мнения. И статистика «Сифо» также подверглась вольной интерпретации со стороны «защитников детей».

О том, что результаты хитроумных «исследований» трёх некоммерческих организаций оказывали непосредственное влияние на решения шведских политиков свидетельствует встреча съёмочной группы «Уппдраг Гранскнинг» с членами комиссии по социальным вопросам риксдага. Все её участники, вне зависимости от партийной принадлежности, уверенно заявляют: детская бедность существует и с ней нужно бороться. В качестве источника информации выступали материалы всё той же «Рэдда Барнен». Никто из политиков, с которыми встретился Йосефссон, не сомневался в правдивости отчётов организации.

В рамках журналистского расследования Янне Йосефссон отправился в город Мальмё, прославившийся самой большой долей мигрантов в составе населения. – Я уже вижу перед собой такую картину: десятилетний ребёнок, который ходит в рваной одежде зимой, ложится спать голодным, – говорит Йосефссон. И если это - правда, то речь ведь идёт о социальной катастрофе в одной из самых богатых стран мира – замечает он. В центре Мальмё журналист обращается к прохожим с единственным вопросом: существует ли детская бедность, и где можно увидеть бедных детей.

Его респонденты твёрдо усвоили всё, что с телеэкранов и газетных страниц им внушали активисты «Рэдда Барнен», «Майбломман» и «Брикс». Они говорят Янне Йосефссону одно и то же: да, такие дети в городе есть и сам факт их существования - несомненный позор для Швеции. Однако жители Мальмё при этом не хотят (а скорее всего – и не могут) показать съёмочной группе «Уппдраг Гранскнинг» места скопления несчастных бедных детей.

Противоположного мнения придерживается чернокожий Даллас Диабате (Dallas Diabaté), руководитель боксёрского клуба Мальмё, тридцать лет проработавший с детьми и подростками иммигрантского района Русенгорд. – Есть родители, которые не могут купить своему ребёнку «Айфон» или компьютер - расскапзывает он Йосефссону. Но они не бедняки в классическом понимании, объясняет Даллас. Их бедность – это преувеличение.

- Ты работал несколько десятилетий в Русенгорде, самой бедной части самого бедного города Швеции – спрашивает журналист у Далласа Диабате. – Видел ли бедных детей, которым нечего было бы есть и которым не хватало бы одежды? – Климат самого южного шведского города позволяет не иметь зимней одежды – объясняет активист. Что касается недоедающих детей – то их он никогда не видел.

Журналисты «Уппдраг Гранскнинг» также посетили расположенные в городке Вестберга временные жилища иммигрантов. Проживающая вместе с супругом и двумя детьми в трёхкомнатной квартире двадцатипятилетняя палестинка Нехал говорит съёмочной группе, что семье вполне хватает пособия. Десять тысяч крон – по шведским меркам это очень маленький доход, однако этой суммы Нехал и её семье хватает на еду, транспорт и одежду. Коммунальные расходы оплачивают за них социальные службы. - Для бедных это большие деньги. Но мы не бедные – говорит Нехал. - Бедность означает для нас с вами разные вещи – объясняет она Йосефссону и добавляет: – На моей родине бедняки – это те, кто вообще ничего не имеют.

Сосед Нехал по имени Антонио согласен с утверждением о том, что в Швеции, возможно, живут люди, чьи дети не всегда могут пойти в кино или купить новую зимнюю обувь. Однако, по его мнению, бедных детей никак не может быть 250 тысяч.

- Где они их нашли? – спрашивает Антонио у Янне Йосефссона. – Здесь, в Вестберге, к примеру, – невозмутимо отвечает тот. - Нет, у родителей, которые живут здесь, есть возможность обеспечить своих детей едой и одеждой – уверяет журналиста Антонио.

Ни Антонио, ни Нехал не стыдятся того, что им не по карману люксовые марки одежды. Так может быть утверждения «защитников прав детей», о том, что шведы тяжело переживают свою бедность, не имеют под собой оснований? Чтобы узнать ответ на этот вопрос Йосефссон встретился с этнической шведкой, бывшей наркоманкой, а ныне - беременной матерью-одиночкой. Ей живётся тяжело, но она не впадает в уныние:

- Моя дочь спросила меня: хватит ли у нас средств, когда у нас родится малыш? – рассказывает она журналисту. По словам женщины, её ответ дочери звучал так: - Мы можем содержать себя сейчас – значит, также сможем содержать себя и потом -

Журналисты «Уппдраг Гранскнинг» блестяще разоблачили махинации, сопровождающие «защиту детей» в благополучной Швеции. Партии получили политические дивиденды, некоммерческие организации – хорошие деньги, а обычные шведы в очередной раз претерпели крушение идеалов. Призывавшие «спасти детей» политики и общественные деятели словно руководствуются приписываемыми Геббельсу словами: «Чем чудовищнее ложь, тем охотнее в неё поверят». Во главу угла, как всегда, встали большие деньги: так, незавершённая акция «Black» стоила ни много ни мало полмиллиона шведских крон.

Неудивительно, что после выхода передачи в эфир её герои сразу же начали писать опровержения. Борцы против «детской бедности» нанесли серьезный ущерб не только своей репутации. Доверие к негосударственным организациям в Швеции теперь серьёзно подорвано.

Впервые опубликовано: ИнтеллиКа

Читайте также: Hen - новое слово в шведском дошкольном образовании


Tags: Håkan Juholt, barnfattigdom, saf, Детская бедность, Хокан Юхольт, Швеция, Ювенальная юстиция, манипуляция
Subscribe
promo skandinavia december 16, 2015 19:07 23
Buy for 1 000 tokens
Ольга Васильевна Чернышева - ведущий научный сотрудник-консультант Центра Северной Европы и Балтии Института всеобщей истории РАН, доктор исторических наук и заслуженный учёный, при непосредственном участии которого происходило становление и развитие отечественной скандинавистики - науки об…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments